8(918)434-32-63
г. Краснодар
8(918)485-42-63
г. Анапа
Печи в Краснодаре
Главная Баня Русский пар Бани парные русские

Бани парные русские

Омовение, купание, баня — одно из основных условий здоровой жизни человека, реализуемое всеми народами во все исторически обозримые времена. Русская парная баня представляет собой явление во многих отношениях уникальное. Она являлась институтом общенародным и составляла в прошлом важную часть жизненного уклада всех социальных слоев населения страны. При общедоступности и видимой простоте ее архитектуры это тонко разработанный инструмент закала и оздоровления человека с практически неисчерпаемыми возможностями. Она вобрала в себя целые пласты народной мудрости и видения окружающего мира. В ней нет и быть не могло ничего случайного, надуманного и наносного. Органичность конструкций и природа используемых в них материалов, гармония с окружающей средой, соседство с водоемом и насыщенность зеленью лугов и лесов, искусство приготовления благорастворимых воздухов создавало неповторимую живительную среду. В русской парной сливалось воедино ощущение легкости и чистоты, эмоционального подъема и эстетического наслаждения. Посредством парной человек очищался от болезней, наполнялась радостью душа его, и он растворялся с теплотой, настоянной на ароматах русского леса, степного и лугового разнотравья.

В связи с этим и в отношении к русской парной чувствовалась особая любовь и ответная теплота души человека. Пожарче истопить баньку, улечься на полок, попариться и хорошенько «пропреть» — средство настолько универсальное в старину для упразднения всякой усталости и болезни, что более чем странно почти полное отсутствие его в наши дни. Эта терапия предпочиталась в народе всем известным средствам врачевания в случае заболевания детей. Происходило это в силу того, что, быть может, до
сих пор еще не известно более мягкой, приятной и вместе с тем надежной терапии для нежного неокрепшего организма ребенка. Если тяжело больной человек не в состоянии был сам добраться до парной, его доставляли туда родные и близкие и парили там до тех пор, пока в изобилии не появлялась благодетельница испарина, очищающая естество наше от болезнетворных материй.

Еще в середине XIX века о жителях Сибири писали, что они «редко прибегают к пособиям даже домашней медицины, все свои болезни лечат банею». «Они не знают ни простуды, ни угара, ни других мелких приступов... Парятся в банях каждую неделю и чаще — целыми семьями без различия пола и возраста так жарко, что выйдя из бани или падают в снег, или идут в прорубь, или в наледь и, невзирая на трескучий мороз, моются до того, что волосы их обмерзают, а тело делается багровым. И пробыв столько времени на морозе в прародительском одеянии, прикрывшись лишь веником, нисколько от этого не терпят». Простуда и застой крови, горячка и ломота, «брюхо» и чесотка, ушибы и печальные последствия застольного пьянства упразднялись в парной бане, настоянной на ароматах целебных трав.

Лаврентьевская летопись за 945 год содержит запись о парной бане при дворе великой княгини Ольги, а Устав великого князя Владимира 996 года упоминает о банях, устраиваемых для лечения немощных. Такие бани уже общественного назначения в качестве народных здравниц строил в XI веке, как сказано в Месяцеслове, Переяславский епископ Ефрем, впоследствии митрополит Киевский.

Баню на Руси любили все. При освоении семьей нового земельного участка под жилье парная баня строилась прежде жилого дома. Столь необходимой была она человеку во все периоды его жизни. «Счастливый, как из бани» говорили о человеке, видя его радостным и здоровым. «По рукам и в баню», ибо негде было лучше отпраздновать исход благополучной сделки. «Банное» — особое денежное вознаграждение доброму работнику, существовавшее только на Руси. Строители общественных бань в стране освобождались от налогов, а в XVII веке баня уже рекомендовалась для оздоровления населения многими представителями официальной медицины.

Спонтанно общественные бани превращались в клубы, так как представляли собой исключительное место общения людей, активно созидающих свой коллективный праздник и сопереживающих радость друг друга. Здесь их оставляли все заботы, они чувствовали себя равными и бывали откровенны как ни в каком ином месте. «В бане все бояре», все равны, ибо исчезают зависть и гнев, ревность и подозрение, душа изобилует радостью, которую, как и страдание, она стремится разделить с другим, сочувствующим ей человеком. В этом отношении исключительность парной бани состоит в том, что ею невозможно пользоваться индивидуально, в одиночку. Радость, которою переполняется душа, одному не понести, и возникает
внутренняя потребность разделить ее с другими. Это в то же время «путь к самому себе и углублению в собственную душу». Здесь освобождается человек от суеты и мелочей повседневной жизни. Время, проведенное в русской парной, всегда неповторимо, это всегда премьера. На вопрос вернувшемуся из бани человеку — «ну как?» обыкновенно следовал ответ — «лучше, чем всегда!» Приготовить себя, приготовить баню, мягко и физиологично войти в режим («в дальний путь со двора галопом не скачут»), достигнуть кульминационных состояний («медленно запрягать да лихо ехать») и плавно, мелодично завершить весь каскад процедур и приемов — это, если угодно, важный элемент национальной культуры, традиция и церемониал.

«Иди ко ты в баню!» — было одним из самых добрых пожеланий, а «с легким паром!» — приветствием человеку, который после парной освобождался не только от ощущения усталости и болезни, но и от ощущения собственной телесности. Чувствительности как ни бывало, удовольствия ощущать уже нечем, и только душу переполняет радость жизни и кажется человеку, будто сам он, как облако, парит над землей.

В 1789 году в Москве в типографии Пономарева издается многотомный «Сельский лечебник или словарь врачевания болезней, вызываемых в роде человеческом, также в роде скотском, конском и птиц домашних», в котором помещен большой раздел «Бани парные русские». В этом издании уже в значительном объеме систематизирован опыт лечебного действия парной, описаны общие правила и даются рекомендации для использования ее в оздоровительных целях.

В 1782 году во Франции издает свою великолепную по содержанию книгу «О парных российских банях, поелику споспешествуют оне укреплению, сохранению и восстановлению здоровья» Антонио Нуньес Риберо Санчес. Этот человек, служивший врачом при дворе императрицы Елизаветы Петровны, в сильных и точных выражениях описывает превосходство оздоровительного воздействия русской парной перед известными в то время средствами терапии. В 1799 году появилось это сочинение в русском переводе.

Может показаться странным, что предмет этот не был заботой писателей в более отдаленное время. На самом деле ничего удивительного в этом нет, если не забывать об универсальном использовании парной в повседневной жизни народа. Это было столь естественным и органичным, привычным и общепринятым, что писать об этом не было нужды. Но с возрастанием роли врачебной науки парная баня стала привлекать внимание ученых как средство и способ достижения здоровья.

В 1833 году в Университетской Типографии Москвы выходит книга князя Парфения Енгалычева «О продолжении человеческой жизни или домашний лечебник, составленный из лучших отечественных и иностранных писателей». Здесь также большое место отведено статье «Бани парные русские», которая содержит в себе теоретические представления о процессах, происходящих в парной, их физиологическом воздействии на организм человека, а также практические наставления и предупреждение возможных ошибок, приводящих к повреждению здоровья.

В 1836 году в Москве в типографии Селивановского издается «Лексикон городского и сельского хозяйства», представляющий по существу энциклопедию натурального хозяйства, которая также содержит практические сведения о русских паровых банях.

Научные публикации о паровой бане начали появляться в сороковых и пятидесятых годах прошлого столетия, и более всех на этой ниве потрудились сотрудники и ученики С.П. Боткина: Страхов, Знаменский и Верев-кин, а в семидесятых и восьмидесятых годах — Величковский, профессор Стольников, Засецкий, Костюрин, Чугин, Тумас, Васильев, Фиалковский, Шторм, ГЪдлевский, Курлов, Груздев, Фадеев и другие. Результаты научных исследований оформлялись в виде диссертаций, публиковались в различных периодических журналах, в том числе в известном журнале «Врач» В.А. Манассеина. В это время русская парная, а говоря современным языком, парная камера интенсивной фитотерапии, стала своего рода научной лабораторией. И не только для медиков, но и для физиологов, биохимиков и психологов.

Весьма обширные статьи о банях были включены профессором М.И. Афанасьевым в изданную им в С.-Петербурге в 1891 году «Реальную энциклопедию медицинских наук». Некоторые сведения из упомянутых выше работ мы и приведем в нашем небольшом обзоре.

Индивидуальные деревенские бани строились, как правило, на берегу речки или пруда. Срубленные из круглого леса, они максимально приближались к природной воде, тем самым обеспечивая возможность быстрой смены жара парной и холода водоема. Как закаляют сталь клинка, ножа и топорища, так закаляли русские люди тело свое от времени заключения его в материнской утробе и до исхода дней своего земного бытия. В одном из углов бани находилась печь-каменка, представлявшая собой особо битый из глины с песком очаг, заваленный сверху грудой дикого камня. Во всю длину противоположной печке стены в половину высоты помещения настилался банный полок. Под порогом у самой земли вырубалось маленькое оконце для стока воды из бани и более никаких других отверстий или окон в такой бане не делали. Желающие париться сами топили баню, оставляя дверь открытой для выхода дыма наружу.

Улучшенные бани по-черному устраивались из двух клетей — из предбанника и самой бани, всегда очень низкой и редко просторной. Печь прямоугольной формы устраивалась в углу парной и имела два устья. Одно из них, нижнее, вело в камеру для топки, а второе, верхнее, — в камеру, наполненную булыжным камнем. Каменка от топки отделялась решетчатым сводом, через который дымовые газы поднимались в каменку, раскаляя камни. Такая печь не имела дымовой трубы, и дымовые газы наполняли все помещение бани, выходя на улицу через оставленную приоткрытой дверь или окно. Окно устраивали обычно под полком и закрывали простой деревянной задвижкой или пучком соломы.

В городах каждый более или менее зажиточный домовладелец имел собственную домашнюю баню, нередко довольно богато устроенную. Такие бани топили по-белому, так как печь обустраивалась дымовой трубой и дым не оставлял копоти в парных. И в домашних, и в простонародных черных банях мужчины и женщины мылись вместе, пока в 1743 году смешение полов в банях не было запрещено сенатским указом.

После коронации Императора Александра I в Москве при общенародных банях стали открываться дворянские торговые бани для «чистого народа», представлявшие собой нечто среднее между банями народными и домашними. Их топили жарко, и первый густой и черный дым выпускался в трубу. Когда дрова прогорали, трубу закрывали, и последний дым-жар входил уже в саму баню по-черному.

Общественные бани подразделялись на простонародные и дворянские, а последние, в свою очередь, делились на четыре разряда. Все же они имели по три отделения: уборную, комнату для мытья и парилку. Высший разряд отличался тем, что в комнате для мытья устраивался довольно большой бассейн, в котором свободно могли плавать 3-4 человека, а также находились души с холодной и горячей водой. Последний разряд составляли бани семейные или номерные, в которых позволялось обоим полам париться одновременно.

Кроме собственно парения в русских паровых банях всегда практиковалось применение воды разных температур, множество видов массажа как здоровых частей тела, так и больных: «правление», особые потягивания конечностей, при которых сочленовые поверхности издавали звуки, похожие на хруст и т.д. Тело в банях растиралось каменной солью, пчелиным медом, тертым хреном, мочалой, в том числе из липового лыка, ветвями можжевельника, «губой», т.е. древесными грибами, грубошерстными рукавицами. Для мытья тела в бане употреблялись различные виды «мытелей» (мыла). Это были или растения, богатые сапонинами, или смесь пепла из банной печи и остатков дубителей в кожевенных чанах, называемая в «Повести временных лет» «квас уснияный».

В XVIII веке в России стали появляться и чисто врачебные бани — «бадерские», существовавшие около 50 лет. Первым бадером был лекарь Пуальсон при императоре Петре I. Бадерские бани по своему устройству практически соответствовали петербургским торговым баням, но с той разницей, что бадерские предназначались «для лечения наружных болезней мануальным художеством», т.е. гимнастическими движениями, потягивания-
ми, скручиваниями, встряхиваниями и разминаниями различных частей тела, приставлением пиявок и кровососных банок, ставлением клистиров и ваннами различных составов и температур.

На Руси баня считалась местом, в котором женщины приготовлялись к родам, рожали детей и парились со своими младенцами после появления их на свет. Бесконечно велик исторический опыт оздоровления у разных народов, но в отличие от римских терм, знаменитых турецких бань и финских саун только в русской парной возможна интенсивная и целевая фитотерапия. В парной камере с нашей печью-каменкой опытный парильщик с удивительной точностью достигает нужной температуры и влажности воздуха, произвольно варьирует качественный состав паровоздушной среды с большим разнообразием цветочных ароматов. При этом целебное и благотворное воздействие растений усиливается присущим нашей парной гармоническим сочетанием трех животворящих стихий — огня, воздуха и воды, т.е. тепла, воздуха, тонизированного на калильной печи, и водяного пара. Все это в сочетании с банными вениками, чаями и напитками обусловливает очистительное, обеззараживающее, противовоспалительное и обезболивающее воздействие на организм. Неоценимым преимуществом такой терапии является то, что она осуществляется одновременно через всю поверхность тела, путем газообмена в легких, через желудочно-кишечный тракт и почки. В свою очередь эффективность такой целостной терапии возрастает за счет положительных эмоциональных состояний, возникающих у парильщиков в парной. Как говорили в старину, «употребление бани есть способ самый лучший к сохранению здоровья и ко умножению крепости телесной, ибо тело становится легко, свежо и бодро, а дух весел, тверд и постоянен».

Омоложение организма в парной начинается с кожи, в которой дружно открываются капилляры, дыхание ее улучшается, и она становится способной за полтора-два часа выделить суточное количество пота, освобождая организм от продуктов обмена и болезнетворных веществ. Сама же кожа становится гладкой и эластичной, что, в свою очередь, свидетельствует о качественном улучшении крови, ответственной за благополучие нашего естества в целом. С активизацией жизненных функций кожи улучшается работоспособность легких, почек и всего пищеварительного тракта.

Русская парная баня за всю историю своего существования накопила богатейший арсенал действенных средств и приемов, направленных на устранение основных нарушений равновесия организма. Варьируемый и управляемый микроклимат парной, искусство пользования вениками («в бане веник дороже денег»), растирания и массаж грубошерстными рукавицами, летучими мазями и бальзамами, солью и медом, припарки и компрессы из цветов, употребление русских напитков здоровья, сбитней, ягодных, злаковых и фруктовых квасов, чаев из целебных трав, контрастные водные процедуры, проруби, снеговые, солнечные и воздушные ванны составляют далеко не полный перечень средств русского закала.

В целом это прекрасное место отдыха, предоставляющее человеку в современных условиях сочетание исключительного комфорта и комплекса оздоровительных процедур. Такие оздоровительные комплексы, или, лучше сказать, русские клубы, ибо они таковы есть и по существу своему, могут включать в себя контрастные ванны и обливания, бассейн с проточной холодной водой, фитобары и фитокафе, видеосалоны, аэрарии и солярии, кабинеты вибро-, гидро- и комбинированного массажа, старинные русские массажи горячими березовыми вениками, мыльной пеной, колодцы с проточной водой, имитирующие прорубь, естественные и искусственные водоемы с прорубями в зимнее время года, снеговые ванны и чай у самовара. Все это и делает русские бани увлекательными клубами радости и здоровья.

Центральным местом такого клуба, малого или большого, была и остается парная камера, в проектировании, строительстве и эксплуатации которой нами учтен опыт прошлого и технические возможности сего дня. Она удобна и комфортабельна, вмещает одновременно четырех посетителей и предоставляет максимум возможностей для проведения в ней целого арсенала оздоровительных процедур.

Архитектурно-планировочные решения оздоровительных комплексов с русскими парными могут варьироваться в широких пределах и предусматривать возможность их размещения у берегов океанов и морей, рек и озер, возле автострады и в экзотических местах туристских маршрутов, в аэропортах и автокэмпингах, на борту океанского лайнера и на личной усадьбе, в производственных и жилых зданиях и в прицепных автофургонах для людей, работающих в сложных климатических условиях вдали от населенных мест. Русский клуб, как и вагон-ресторан, может оказаться очень перспективным в железнодорожных поездах дальнего следования и, особенно, в поездах, обслуживающих туристов.

Русские клубы могут иметь одну или две парильные камеры и, соответственно, принимать одновременно десять или двадцать человек гостей. При этом использование двух парильных камер, могущих работать в разных эксплуатационных режимах, обеспечивает повышенный комфорт посетителей в сочетании с получаемым ими оздоровительным эффектом.

Похожие материалы:

Информация