8(918)434-32-63
г. Краснодар
8(918)485-42-63
г. Анапа
Печи в Краснодаре
Главная Баня Русский пар Русская банька

Русская банька

Баня парит — здоровье дарит!

"- Эх, затопим русскую баньку!" - Приготовить баню — задача не просто ответственная, это — высокое искусство, требующее выдумки, доброжелательства и любви. Банить — значит мыть и чистить водою, а в русской паровой бане — непременно в разнотравном духовитом паре. Русский пар представляет собой не просто один из оздоравливающих компонентов в банном ансамбле, а уникальную среду, в которой совершенным образом очищается и оздоравливается наша человеческая плоть. Звонкие, ясно выраженные в нём ароматические ноты бесконечно варьируются и переливаются, формируя у парильщиков особенный к нему вкус. Русский пар исключительностью своей схож с хлебом, который, как тонко заметил французский учёный Антуан Огюст Пармантье, отличается от всех пищевых продуктов тем, что аппетит к нему, желание его есть пропадает последним у тяжело больного, умирающего человека и появляется первым у человека выздоравливающего .

Так же, как ничем не заменимый хлеб, является важнейшим продуктом питания, так русский пар является совершеннейшей очистительной средой человеческого естества.

Человек воспринимает красоту окружающего мира всей полнотой своих чувств, и ароматы русского пара, как музыка и цвет, становятся действительным состоянием его души. Красота земная, воздействуя на человека, наполняет душу его через тело, то есть посредством наших органов чувств. Но чувства наши, образно говоря, разнятся «по славе своей». Можно сказать, что «иная слава» зрению, слуху и обонянию, а «иная слава» вкусу и осязанию. «Иная слава» скрипке, гобою и флейте, «иная слава» бубну и литаврам. Тонкость и глубина звучания первых инструментов превосходит своими возможностями отображать красоту музыкальных произведений. Бубны и литавры лишь дополняют и подчёркивают эту красоту, тогда как скрипка, гобой и флейта, исполняя ведущую роль, передают основное музыкальное содержание произведения. Одна группа оркестра как бы удалена от земного, а другая, напротив, более приземлена. Так и душа с телом человека, пребывающие вместе. Тело тяжело, грубовато, приземлено и временно, а душа легка, тонка и постоянна.

В человеческих телесных чувствах есть те, которые питают больше душу, и есть, более питающие нашу плоть. Вкус и осязание более приземлены, они как бы более телесны. Зрение же, слух и обоняние можно назвать более чувствами человеческой души. Так «Шмель» Римского-Корсакова — лишь музыкальная подделка, и то она возбуждает восторженные чувства.

Осенний лес или цветущий луг очаровывают красотой зелёного мира, пением птиц и жужжанием шмеля, бездонной синевой небес и тёплым запахом земли. Эти знакомые впечатления детства щемят душу и приятно томят «воспоминанием утраченного рая».

Средствами искусств человеческий талант пытается воскрешать подобие первозданной красоты. Но это только тень и сон и непередаваемость живого жизни аромата.

Русский пар не в гадательной форме, не в воображении ума, но в живых запахах дарит нам дух вечно цветущего лета.

«Баню приготовить — что музыкальный инструмент настроить». Русская банька - народная душа чутко отметила соответствие, сродство нашей парной и струнного органа, симфонии звуков и тёплых ароматов. Инструмент в руках искусных отдаёт нам свою душу, выраженную в тембрально-неповторимом звуке. Мелодия звучит, летит и льётся, наполняя внутреннего человека, затрагивая созвучные в нём струны. Так же эмоционально переполняемся мы живительным горячим ароматом, дыханием «сладостного южного ветра» парной.

Запахи цветов и хвои, бальзамических смол и живой древесины наполняют нас через обоняние, входят в кровь через лёгкие и кожу. Душа блаженствует и тело тает. Сколько запахов в зелёном царстве! Каждый со своим характером несметным числом не изученных оттенков и полутонов. Сколько ассоциативных восприятий детства и прожитой жизни!

Услышанную мелодию всегда незримо сопровождают соответствующие ей образы и ароматы. Так же и запахи несут в себе образы зрительные и слуховые. Слух, обоняние и зрение — это три кита, на которых строится красота наших внутренних переживаний. Воспринимаемые этими органами чувств впечатления внешнего мира, как пища и слово, усваиваются нами, становятся нашим содержанием и состоянием души и тела. Это некое триединство восприятия души посредством зрения, слуха и обоняния. Каждое из этих чувств не работает самостоятельно, но несёт полноту впечатлений путём ассоциативных связей восприятий.

В парной мы наполняемся бесконечной красотой растительного мира, усваиваем эту красоту и, преображённые, ждём следующего банного торжества.

Аромат — это олицетворение прекрасного, и его проникновение в нас оказывает глубокое психологическое воздействие и влияет на функциональное состояние организма. Каждому из нас присущи своя степень восприятия запаха и симпатия к тому или иному его типу. Одним более желательны яркие, чувственные, пряные и знойные ароматы, другим — нежные, свежие, прохладные благоухания цветов. Запахи отчётливо запечатлеваются в нашей памяти, вызывают различные ассоциации, успокаивают или возбуждают и пробуждают целую эмоциональную гамму воспоминаний. Вот как пишет об этом Фазиль Искандер: «Почему так сильна над нами власть запахов? Почему никакое восприятие не может с такой силой расколыхнуть пережитое, как связанный с ним знакомый запах? Может дело в его неповторимости, ведь запах нельзя вспомнить отдельно от него самого, так сказать, повторить воображением. И когда он повторяется натурально, он с первозданной свежестью выхлёстывает наружу всё, что было связано с ним. А зрительные и слуховые впечатления мы часто повторяем своими воспоминаниями, и, может быть, потому они, в конце концов, притупляются».

В цветочных ароматах есть убедительность, неоспоримая для наших чувств и воли. Убедительность эта неопровержима, необозрима, она входит в нас подобно тому, как входит в наши лёгкие воздух, которым мы дышим. Впечатление от запаха мимолётно и невесомо, но всё же оно глубоко волнует нас и оставляет странное чувство счастья.

«Есть очертания, звуки, запахи до того ласкающие, что человек покоряется им совсем машинально, независимо от сознания. Он не анализирует ни ощущений своих, ни явлений, породивших эти ощущения, и просто живёт как очарованный, чувствуя, как в его организме льётся отрада» — писал в очерке «За рубежом» М. Салтыков-Щедрин.

Запах, который так волнует душу, — это, пожалуй, самый простой и чистый источник нашей радости. Слиться с ним — значит стать причастным одной из сокровенных стихий земного мира. Это переживание загадочно и глубоко, и не может человек словами выразить, чем, собственно, пленяют ароматы.

Умение пользоваться запахами растений в нашей парной — это искусство, которое чудесно обогащает нашу жизнь. Образно говоря, русская парная — это высокая изысканная кухня ароматов, кухня, в которой при помощи огня, воды и пара наши предки извлекали живую сущность растений и заставляли запахи воздействовать на себя, создавая сказочное царство летучих ароматов. Освобождённый запах с клубами горячего пара обнимает нас извне и наполняет изнутри. Отсюда — эмоциональная сила восприятий и постоянное ощущение праздника. В этой связи наша парная
была всегда изысканным угощением хозяев и желанным подарком для гостей. «ГЬрячая банька лучше сытного обеда» — сложилась народная пословица, так как силой энергетического и оздоравливающего воздействия она превосходила самое торжественное и праздничное застолье.

Скоротечность и мимолётность воздействия душистого пара побудила предков наших изыскать способ связать, уловить и удержать крылатые запахи цветов. Для этой цели они использовали пчелиный воск, который, являясь сродственным цветкам, удерживал в себе их благоуханный запах. ГЪ-рячие сухие липовые стены и потолки парной натирались кусками сухого воска или обрызгивались смесью расплавленного воска в горячем настое душистых трав. Так, в сравнительно небольшом помещении парной можно было собрать немало ароматов, которые, равномерно выделяясь в её пространство, формировали в ней уникальную душистую среду. Такая паровая баня ценилась высоко и воспринималась уже как пленящее душу явление самой природы. В ней человек воспарял душой и телом над обыденностью и повседневностью труда.

На липовом полке приятная истома овладевает телом, обоняние ласкают тёплое дыхание древесины, сладкий дух июльского сена, свежесть зелёной хвои, доносятся степные ароматы пучков отдельных трав на стенах, лавках и полке. Во всей этой душистости обязательно звучат нотки тёплого хлеба, прополиса и сладкий медовый аромат. Снова и снова поддают на стены и раскалённые камни, и новые запахи врываются в уже знакомую атмосферу. Корица, мята, чабрец, душица, укроп.

Каждые две-три минуты обновляется воздух парилки новым неожиданно-приятным, то вкусным, то освежающим порывом пара.

Постепенно очищается, оздоравливается человек, обостряются чувства, тоньше становятся восприятия. Мы вдыхаем душистый воздух всё требовательнее и более чётко выбираем себе зелёных друзей, чьи запахи нам больше по душе. Парная становится увлекательной игрой, в которой мы стремимся найти новые сокровища в мире ароматов.
 

Похожие материалы:

Информация